Головне меню
Вхід
Користувач:

Пароль:
 
Забули пароль?

Реєстрація

5 користувач(ів) активно
(4 користувач(ів) переглядають Texts)

Учасників: 0
Гостей: 5

далі...

Рекомендуем :
Шекспірознавчий дискурс > Біографія > Антистретфордіанські теорії > Синкевич Е.Е. Биография Эдварда де Вера в контексте "шекспировского Вопроса"
Синкевич Е.Е. Биография Эдварда де Вера в контексте "шекспировского Вопроса"
Опубликовал(а) Admin 26/01/2012 (3892 прочтений)

УДК 821.111.09

Е.Е. Синкевич

Днепропетровский национальный университет

БИОГРАФИЯ ЭДВАРДА ДЕ ВЕРА В КОНТЕКСТЕ

"ШЕКСПИРОВСКОГО ВОПРОСА"

В статті систематизовані основні відомості про життя Едварда де Вера 17-го графа Оксфорда, визнаного найвірогіднішим альтернативним автором Шекспірівського канону. Зв'язок біографії Оксфорда з особистістю Шекспіра активно пропагується адептами оксфордіанства, тому вивчення біографічних даних його життя є одним із ключових напрямків сьогоденного шекспірознавства.

Ключові слова: Едвард де Вер, 17-ий граф Оксфорд, оксфордіанство, Т. Луні, "шекспірівське питання", В. Шекспір, «Гамлет».

В статье систематизированы основные сведения о жизни Эдварда де Вера 17-го графа Оксфорда, признанного самым вероятным альтернативным автором Шекспировского канона. Связь биографии Оксфорда с личностью Шекспира активно пропагандируется адептами оксфордианства, поэтому изучение биографических данных его жизни является одним из ключевых направлений сегодняшнего шекспироведения.

Ключевые слова: Эдвард де Вер, 17-й граф Оксфорд, оксфордианство, Т. Луни, "шекспировский вопрос", В. Шекспир, «Гамлет».

The article is dedicated to the life of Edward de Vere, 17th Earl of Oxford (12(23) April 1550 – 24 June 1604) who is presently the most popular anti-Stratfordian candidate for the authorship of Shakespeare's works. In their theory Oxfordians point out multiple and striking similarities between Edward's biography and numerous events in Shakespeare's plays, therefore biographical study of Oxford’s life is one of the important parts of nowadays Shakespeare scholarship.

Keywords: Edward de Vere, 17th Earl of Oxford, Oxfordian, T. Loony, Shakespeare Authorship Question, W. Shakespeare, «Hamlet».

В ХХ в. наиболее популярной зарубежной теорией по "шекспировскому вопросу" стала Оксфордианская1, следуя которой автором Шекспировского канона был известный елизаветинский аристократ, талантливый поэт и драматург, покровитель искусств Эдвард де Вер 17-ый граф Оксфорд (Edward de Vere, 17th Earl of Oxford). Данная теория была впервые заявлена Томасом Дж. Луни (Thomas J. Looney) в его книге «"Шекспир": идентифицированный» 1920 г. [10]. Эта публикация явилась отправным пунктом для дальнейших исследований и научных трудов Оксфордианской школы. Вторую волну популярности оксфордианства повлекли за собой работы Чарльтона и Дороти Огбурн и, в особенности, их сына Чарльтона Огбурна-младшего (Charlton and Dorothy Ogburn, and Charlton Ogburn, Jr.) [13; 14; 12]. К 1975 г. Едвард де Вер признан энциклопедией «Британика» наиболее вероятным "альтернативным автором" Шекспировского канона [7].

Основное внимание оксфордианцы уделяют биографическим данным Эдварда де Вера, видя в них непосредственную связь с формированием личности Шекспира – его политическими, религиозными и философскими взглядами. Первая полная биография Оксфорда была опубликована Бернардом М. Вардом (Bernard M. Ward) еще в 1928 г. [20]. На её основе адептами теории разрабатываются гипотезы о путях творческого роста графа и причин вынудивших его печатать свои произведения под псевдонимами начиная с двадцатилетнего возраста. В связи с вниманием зарубежного шекспироведения к оксфордианству, как наиболее популярной на сегодняшний день анти-стратфордианской теории [6], и неизвестную отечественным исследователям биографию Оксфорда, в украинском литературоведении назрела необходимость исследовать жизнь Эдварда де Вера. В соответствии с данной потребностью, целью статьи является систематизация основных сведений о жизни Эдварда де Вера графа Оксфорда, используемых в зарубежном шекспироведении для обоснования позиций Оксфордианской школы.

Родился Эдвард де Вер 12 (23) апреля 1550 г. в замке Хедингем (Hedingham) в 65 км севернее Лондона. Он был сыном Джона де Вера 16-го графа Оксфорда (John de Vere, 16th Earl of Oxford) и его второй жены Марджери Голдинг (Margery Golding). Появившись на британской земле с Вильгельмом Завоевателем, его род никогда не утрачивал тесную связь с английским королевским домом. С конца XIV в. род Оксфордов играл ведущие роли в политической жизни страны. Во время войны Алой и Белой розы его представители являлись одними из наиболее верных сторонников Ланкастеров и во многом способствовали победе Генриха VII и установлению династии Тюдоров в Англии [2]. Древний, знатный род Эдварда де Вера делал его наиболее приближённым к королевскому трону и Оксфорд гордился своим происхождением. Он был фаворитом при дворе, где, кажется, по большей части и жил в молодости. Тесно связан с жизнью королевского двора, с его интригами и сплетнями, и художественный мир Шекспира. Автор прекрасно разбирался в нюансах политики и истории Англии, демонстрируя при этом свои ланкастерские симпатии. Примечательно, что в своих произведениях драматург никогда не идентифицировал себя с простолюдинами и не проявлял расположения к ним, за что жёстко критиковался Л. Толстым.

Исследователей творчества Шекспира изумляет и его эрудированность: уникальный словарный запас, отличное знание французского, итальянского, греческого языков и латыни, пристрастие к аристократичным видам спорта и театру, глубокие познания в ботанике, космографии, праве, медицине, музыке. При создании своих произведений он опирался на работы греческих, римских, итальянских, французских и испанских авторов, таких как Гесиод, Гомер, Эсхил, Софокл, Еврипид, Аристофан, Ксенофонт, Платон, Аристотель, Плутарх, Цезарь, Цицерон, Вергилий, Лукреций, Ливий, Плиний, Катулл, Гораций, Овидий, Плавт, Теренс, Сенека, Ювенал, Данте, Петрарка, Ариосто, Боккаччо, Кастильоне, Ронсар, Рабле, Монтень и др. Некоторые из произведений на рубеже XVIXVII в. ещё не были переведены на английский язык. Кроме работ классиков Шекспир был детально знаком со Священным писанием, в особенности с женевской и епископской Библиями [13, р.60-62]. Подстать Шекспиру, Э. де Вер, взрастая в интеллектуальной атмосфере, получил первоклассное образование. Его ежедневный учебный план включал французский, латынь, греческий, письмо, рисование, танцы, космографию, искусство верховой езды, стрельбу, соколиную охоту, физические упражнения и богословие. Граф получил степень бакалавра в Кембриджском университете (1564 г.), закончил магистратуру в Оксфордском университете (1566 г.) и получил юридическую подготовку в Греевской школе2 (1567 г.). Его личным образованием занимались лучшие наставники Англии: учёный и дипломат сэр Томас Смит (Thomas Smith), любитель древностей, картограф, один из основателей англосаксонского языкознания и литературоведения – Лоренс Новелл (Laurence Nowell). Оксфорд не только был знаком с выдающимся математиком, астрономом, астрологом, географом и оккультистом Джоном Ди3 (John Dee), но и, по утверждению Б. Варда, возможно под его руководством изучал астрономию [20, p.49-50]. Латыни Эдварда обучал его родной дядя Артур Голдинг – известный английский переводчик елизаветинского периода.

Во время преподавания у графа Оксфорда, Голдинг занимался переводом «Метаморфоз» Овидия – произведения, широко известного своим большим влиянием на творчество Уильяма Шекспира. Чарльтон Огбурн-младший считает, что Эдвард помогал своему дяде и наставнику с этим переводом [12, p.384-393], и хотя гипотеза не доказана, нет сомнения, что Эдвард де Вер был хорошо знаком с данным произведением. Кроме того, семья Эдварда особенно увлекалась литературой и драматургией. Двое его дядей – барон Шеффилд (Sheffield) и граф Сюррей (Surrey) – были поэтами (последний создал форму сонета, позже известную как "шекспировская"). Его тетя, Френсис Вер (Francis Vere) графиня Сюррей, тоже писала стихи, а отец, Джон де Вер, содержал актерские труппы. Близким другом семьи был блестящий поэт при дворе королевы Марии, Томас Во, 2-й лорд Харроуден (Thomas Vaux, 2nd Lord of Harrowden), один из стихов которого напевал могильщик в шекспировском «Гамлете»4.

Как и его отец, Эдвард был превосходным спортсменом и не раз побеждал в конных рыцарских турнирах. Благодаря этим победам и гербу виконта Булбека5 его прозвали «spear shaker», что в переводе с английского означает «копье потрясатель» и повторяет инверсионно сочетание лексем в фамилии Барда6.

Поскольку отец умер, когда Эдвард был несовершеннолетним, новый граф Оксфорд (как Бертрам в пьесе «Всё хорошо, что хорошо кончается») стал королевским воспитанником. Он находился под опекой сэра Вильяма Сесила, впоследствии барона Бурглея (William Cecil, 1st Baron Burghley), – блестящего политика, министра и советника Елизаветы І. Об отношениях Эдварда с матерью мало известно, кроме того, что в течение четырнадцати месяцев после смерти мужа она заключила неравный брак с сэром Чарльзом Тиреллом (Charles Tyrell). Оксфордианцы не смогли установить дату повторного замужества Марджери, чтобы проверить гипотезу, будто бы этот поспешный брак лёг в основу психологической драмы главного героя шекспировского «Гамлета». В пьесе Гамлет несколько раз возвращается к теме поспешной свадьбы матери, сначала во второй сцене первого акта: «Два месяца, как умер... Двух не будет [с последующим уточнением] в тот же месяц, […] всего лишь месяц [16, р.1676]», и далее во второй сцене третьего акта: «Взгляните, какой радостный вид у моей матери, а всего два часа, как умер мой отец [на что Офелия ему отвечает]: « Нет, полных дважды два месяца, милорд [16, р.1711]». В любом случае, отношения между Эдвардом де Вером и матерью схожи с теми, что были у Гамлета с Гертрудой, т.к. после смерти мужа, мать полностью самоустранилась из жизни сына7. Единственным свидетельством её связи с Эдвардом, является письмо к Сесилу по поводу имущества мужа, в котором она мимоходом упомянула и тринадцатилетнего Эдварда.

Живя многие годы в доме Сесила, Оксфорд имел доступ к его обширной библиотеке, которая к смерти самого Сесила насчитывала около 1 700 книг и 249 манускриптов. В списке книг можно найти практически все источники, которыми пользовался Шекспир при написании своих произведений. Садовником Сесила был известный ботаник Джон Герард (John Gerard), написавший книгу «Травы или общая история растений» («Herball or General History of Plants»), и познакомивший Англию с мускусной розой, упомянутой в шекспировской пьесе «Сон в летнюю ночь». Хотя данных о собственной библиотеке Оксфорда нет, известно, что он приобрёл произведения Чосера, женевскую Библию, работы Плутарха на французском языке и другие книги. Недавние исследования Роджером Стритметтером (Roger Stritmatter) из Массачусетского университета многочисленных маргиналий в женевской Библии Оксфорда, подтвердили их аутентичность, а также совпадение с образами и цитатами, использованными из женевской Библии в пьесах Шекспира [18].

Рассматривая биографию Оксфорда с позиции "шекспировского вопроса", целесообразно подробнее остановиться на его отношениях с Сесилами. 19 декабря 1571 г. Сесил женил Эдварда де Вера на своей дочери Энн (Anne)8. Это был династический брак, где все преимущества получил Сесил, которому, для сокращения социального разрыва между ним и зятем, был пожалован титул барона Бурглея. Почему Оксфорд в конце концов согласился на этот брак неизвестно. Б. М. Вард предположил, что таким образом Эдвард де Вер пытался повлиять на Сесила и королеву помиловать его кузена Томаса Ховарда (Thomas Howard) – сына графа Сюррея и Френсис Вер Ховард – обвинённого в измене. Но, несмотря на многочисленные прошения Оксфорда и безумный план побега из Тауэра с последующим отплытием в Испанию, Ховард был казнён в 1572 г.

Семейная жизнь Эдварда с Энн была, по всей видимости, несчастливой. Оксфорд беспрерывно подавал прошения королеве отпустить его путешествовать за границу и, наконец, получив его, отбыл на Континент. В начале февраля 1575 г. Оксфорд направился в Париж, затем, через Страсбург – в Венецию. Он был ещё в Париже, когда в марте ему сообщили, что его жена ожидает ребёнка. Несмотря на выраженную в письмах к Бурглею радость по этому поводу, Оксфорд ограничился подарками для Энн, не изменив своих планов. В Италии он провел большую часть пятнадцатимесячного путешествия, с мая 1575 г. по март 1576 г., посетив Венецию, Геную, Милан, Падую, Сиену, Флоренцию и, вполне вероятно, Мантую, Верону, Болонью, Неаполь, Палермо, Сицилию и Рим. Своей основной резиденцией Оксфорд выбрал Венецию, где построил себе дом. В своём письме к Бурглею, Эдвард де Вер выразил намерение посетить Турцию, проведя 2-3 месяца в Константинополе, а также Грецию. Но, слишком долго задержавшись в Италии, решил вместо этого посетить Германию или Испанию. Его планы были разрушены лихорадкой, вызванной сильной летней жарой. Оставшись в Италии, он расширил своё знакомство с местными традициями, совершая периодические кратковременные путешествия по стране. Возвратившись в Англию в апреле 1576 г., Оксфорд свободно владел итальянским языком, хорошо знал северные итальянские города и настолько проникся итальянской культурой, что получил при дворе прозвище "итальянский граф". Следует отметить, что в тринадцати шекспировских пьесах9 все или часть действий происходят в Италии, в них обнаруживается глубокое знание драматургом местных итальянских традиций и жизни Двора.

Ещё в сентябре, прибывая в Италии, Э. де Вер получил известие о рождении в июле дочери, Элизабет. Несмотря на это, он не спешит домой, а наоборот пишет Бурглею о продлении своей поездки из-за болезни летом. Тем временем при дворе был распространён слух, что Оксфорд не является отцом ребёнка. Этому способствовали действия самой Энн, которая, узнав о своей беременности в феврале 1575 г., по словам её врача Ричарда Мастерса (Richard Masters), в отчаянии признавалась, что её муж не спал с ней и, следовательно, вряд ли признает отцовство. Она просила Мастерса прервать беременность [8, p.22], но Бурглей, по-видимому, препятствовал аборту. Неизвестно, какая информация достигла Эдварда де Вера на обратном пути, но по прибытию домой Оксфорд направился прямиком к королеве и заявил об отказе присутствовать при дворе во время, когда там находится его жена. Он установил с Энн раздельное проживание и совершенно рассорился с Сесилом. Разделение длилось пять лет.

Оксфордианцы считают, что свои нелёгкие отношения с семьёй Сесил Эдвард де Вер описал в трагедии «Гамлет» – самой автобиографичной, по признанию исследователей, пьесе Шекспировского канона10. Большинством шекспироведов (в том числе и стратфордианцами) Вильям Сесил признан прототипом образа Полония в шекспировском «Гамлете». Первая известная запись об этом была сделана Джоржем Расселом Френчем (George Russell French) в книге «Генеалогия шекспирианы» («Shakspeareana Genealogica») 1869 г., в которой говорится следующее: «...важными персонажами в пьесе являются: лорд камергер – Полоний, его сын – Лаэрт и его дочь – Офелия; которые предположительно олицетворяют прославленного казначея королевы Елизаветы – сэра Уильяма Сесила лорда Бурглея, его второго сына – Роберта Сесила, и его дочь – Энн Сесил [9, р.301]».

В угоду собственной теории стратфордианцы опровергают какую-либо связь между жизненным опытом и мировоззрением автора шекспировских произведений и его творчеством, утверждая, что гений драматурга позволял ему входить в психическое состояние его героев, давая возможность воспроизвести их типичное поведение, характеры и речь без использования личного жизненного опыта. Знаменитый психоаналитик и оксфордианец Зигмунд Фрейд был полностью не согласен с такой точкой зрения, считая её нереальной. Наоборот, по мнению отца психоанализа, сонеты и трагедия «Гамлет» основаны исключительно на личном опыте драматурга. Шекспировед Джон Мишель (John Michell) утверждает: «Если какой-то образ и отображает автора во всём Шекспировском каноне, то это, без сомнения, Гамлет. Ни один другой герой в пьесах не несёт в себе столько напряжения и концентрации, как он. Общеизвестно, что «Гамлет» ничто без Принца Датского. Он единственный центр и именно с его точки зрения разыгрывается трагедия. Любой кандидат на авторство, чья жизнь содержит параллели с гамлетовской, несомненно, является сильной точкой зрения [11, p.167]». Оксфордианцы в своих работах подчёркивают многочисленные сходства между графом Оксфордом и Гамлетом. Так, например, Гамлет был наследным принцем Дании, в то время как Оксфорд – первым придворным английского двора. Они оба потеряли любимых отцов и чувствовали себя лишёнными наследственных прав мужчинами, женившимися на их матерях. Оба страдали от тирании человека, обладающего качествами отца: Гамлет – в лице короля Клавдия, Эдвард – лорда Бурглея. Они были чувственными и бунтарскими личностями, разочарованными в женщинах. Как и Гамлет, Оксфорд содержал актёрскую труппу, имел музыкальные способности, был знаком с Италией, участвовал в дуэлях и убил человека в доме своего опекуна – Гамлет заколол Полония, в то время как жертвой Оксфорда стал один из слуг Бурглея. По мнению Фрейда, Эдварда могли одолевать фантазии об убийстве самого Сесила, реминисценция которых нашла своё отображение в произведении. На пути из Европы домой, судно Эдварда де Вера было захвачено пиратами, которые собирались его убить, но, узнав о его происхождении, высадили на берег целым и невредимым, предварительно забрав всю одежду. Такую же историю о своём удивительном спасении рассказывал Гамлет [16, р.1735].

Начиная с момента разрыва с Энн, в поэзии Эдварда появляется горький привкус разочарования в женщинах и тяжёлая печать позора. Стихотворение «Framed in the front of forlorn hope past all recovery» (с англ. «Оклеветанный перед лицом всех безвозвратно утерянных надежд») впервые опубликованное в сборнике «Рай изящных устройств» («Paradyse of Dainty Devices») 1576 г., говорит о жизни автора в позоре и бесславии, которые погрузили в пучину печали его душу, сердце, ум и силы. На запятнанную вследствие публичного скандала репутацию сетует и Поэт в шекспировских сонетах (в особенности сонеты 72 и 112).

Оксфорд начал активно покровительствовать людям литературы и театра11, к чему неодобрительно относился Бурглей. Под его опекой находились Эдмунд Спенсер, Артур Голдинг, Роберт Грин, Джон Хестер, Джон Брук, Джон Лайли, Энтони Мундэй, Томас Черчярд и др. Последних трёх авторов де Вер в разное время нанимал к себе на службу. Томас Кид, которому приписывают авторство «Испанской трагедии», возможного «Пра-Гамлета»12 и «Укрощение строптивой», также работал на Оксфорда. Доктор Майкл Делахойд (Michael Delahoyde) из Вашингтонского государственного университета подчёркивает, что при жизни Томас Кид не был известен как драматург. По мнению Делахойда, и Кид и Лайли были мнимыми драматургами, за работами которых стоял Эдвард де Вер. В подтверждение этой гипотезе Делахойд пишет о том, что Лайли начал писать, работая у Оксфорда, а после ухода не написал больше ни одной пьесы. Не смотря на свою нужду в деньгах, он никогда не публиковал произведения, авторство которых ему сейчас приписывают [5].

Будучи увлечённым переводами, Оксфорд в 1571 г. (1572 г. н.с.) написал посвящение на латыни к переводу Бартоломея Клерка (Bartholomew Clerke) произведения Балтазара Кастильйоне «Придворный» (Baldassare Castiglione «Il Cortegiano»). А в 1573 г. – посвящение на английском, сопровождаемое стихами, к переводу с латыни Томаса Бедингфильда (Thomas Bedingfield) произведения итальянского математика и медика Гориламо Кардано «Утешение» (Girolamo Cardano «De consolatione libri tres»). Перевод Кардано, опубликованный по указанию Оксфорда, известен среди исследователей как "книга Гамлета", так как содержит несколько дословных параллелей с текстом шекспировского «Гамлета» – в основном в отрывке, где говорится о занудной компании старика, совпадающих с гамлетовским подшучиванием над Полонием (например, такие фразы как: plum-tree gum, plentiful lack of wit, most weak hams и т.д.), а также отрывок, во многом аналогичный гамлетовскому монологу «быть, или не быть» [6].

В 1576 г. была напечатана книга, включающая несколько стихотворений графа. Эти юные произведения в стиле и мировоззрении схожи с шекспировскими. Так профессор Оксфордского университета У.Дж. Кортхоуп в «Истории английской поэзии» (W.J. Courthoupe «History of English Poetry») пишет: «Эдвард де Вер семнадцатый граф Оксфорд […] великий мэтр литературы […] Его собственные стихотворения отличаются лаконичностью […] и немногословной точностью […] Его утонченная изысканность стиля замечательна […] Он не просто был остроумен сам, он пробуждал остроумие в других [4]». Интересно заметить, что Эдвард здесь описан словами, которые Шекспир вкладывает в уста Фальстафа: «Я не только остроумен сам, но и в других пробуждаю остроумие [1]».

В другом месте той же работы мы находим строки о том, что Эдвард де Вер был признанным руководителем группы придворных поэтов-эвфуистов, «…сам – непревзойденный поэт в изысканно-итальянском стиле», и конкурент Филиппа Сидни [4]. Ф. Сидни возглавлял вторую группу придворных поэтов – приверженцев идеализма, вызвавшую на себя насмешки попытками установить искусственные правила написания произведений. Отличительной чертой работ Оксфорда является их сила, натуральность и истинная утончённость. Невозможно отрицать, что каждая строчка, написанная Оксфордом – это реальное выражение поэта в строках, а не отпечаток какой либо модной тенденции. Ещё начиная с помолвки Ф. Сидни с Энн Сесил, во всём поведении обоих авторов прослеживается личностное соперничество, перерастающее впоследствии в нетерпимость. Свидетельством этому являются два сохранившихся стихотворения «Were I a king I might command content» (с англ. «Был бы я король, я мог бы удовлетворённо править») Эдварда и едкий ответ Сиднея «Wert thou a King yet not command content» (с англ. «Ты был король, но всё ж не правил удовлетворённо»). Оппозиционируясь Ф. Сидни и другим, Оксфорд в 1579 г. поддержал католиков во время предложения бракосочетания королевы и брата французского короля. Их литературное соперничество переросло в религиозно-политическое противостояние, достигшее своего апогея в августе, вылившись в широко известную ссору на теннисном корте. Биографы Филиппа Сидни обвинили во всём Эдварда де Вера, который, по их заявлению, вёл себя агрессивно и грубо. Биографы де Вера, в свою очередь обвинили Сидни в провокации инцидента. Точки над "і" расставила королева, посадив обоих под домашний арест.

Когда переговоры по французскому браку расстроились, Оксфорд подал королеве заявление, обвиняющее его бывших соратников в различных изменнических действиях. Генри Говард (Henry Howard), Чарльз Арунделл (Charles Arundell) и Френсис Саусвелл (Francis Southwell), как и Оксфорд, были арестованы. В попытке очернить Оксфорда и поставить под сомнение его свидетельства, Говард и Арунделл обвинили графа в многочисленных преступлениях: убийствах и подстрекательстве, планировании убийства Филиппа Сидни и Роберта Дадли, некромантии, атеизме, пьянстве, с многочисленными примерами педерастии. Обвинения не были восприняты серьёзно, но, несмотря на это, Оксфорд так никогда впоследствии не смог полностью восстановить свою репутацию и былую благосклонность королевы.

Во время раздора с женой, Эдвард влюбился в красивую и темпераментную брюнетку – фрейлину королевы, Энн Вавасёр (Anne Vavasour), в которой оксфордианцы видят и Розалинду из «Напрасных стараний любви», и Темную Леди «Сонетов». Среди шекспироведов нет единогласия в том, кто был моделью для создания образа Друга (Fair Youth) в шекспировских сонетах, но большинство склонно считать, что это был Генри Ризли граф Саутгемптон (

Предыдущая статья Сінкевич К.Є. Структурні особливості та мовний формуляр духівниці Шекспіра Сінкевич К.Є. Розвиток проблеми авторства Шекспірових творів Следующая статья
© 2007-2013 shakespeare.zp.ua
TOP.zp.ua
0.166 секунд | 36 запросов | 31-03-17 | 03:33